pB9bnjX8LzE

 

Наступило время Хипстеров!

Все для них! Теперь они стали той социальной группой, которая наподобие коммунистического чиновничества подчинила себе все аспекты общественной жизни, примерив замечательный лозунг брежневских времен – «Все для человека и мы знаем имя этого человека!..»

Тотальность обслуги со стороны интеллектуальных кругов этого нового кластера удивительна и особенно заметна именно на российской почве. На «загнивающем Западе» эта тенденция совсем не уникальна, ибо там левацкие настроения начала 20 века естественным образом были взнузданы нарождающимся «обществом потребления».

Что уж там, еще во второй половине 19 века волну нарождающегося «империализма», с его воинственными представителями новой буржуазии принялись обслуживать «отверженные» деятели культуры, быстро осознавшие, что «новой силе» необходим новый же понятный язык – своего рода «феня». Уже тогда видно было отличие в подходе к «новоязу» в среде русских художников, модернизирующих «замшелый» академизм, от, занимающихся абсолютно тем же, импрессионистов. Если первые искали новые сюжеты, социализируясь сверх всякого разумного предела, то элегантно-элитарные французы все свое внимание обратили к форме.

Потом, в начале 20 века, когда центр социальной эволюции переместился в Россию, приняв форму оголтелой революционности, русские художники сумели сравняться и даже во многом превзойти своих европейских коллег, предложив в качестве альтернативы всем предыдущим –измам «Черный квадрат» Малевича, тем самым окончательно похоронившим всю предыдущую историю развития изобразительного искусства.

Представьте себе на одной стене, например в Манеже, парочку огромных полотен Ильи Репина – «Заседание государственного совета» и «Крестный ход» и, не уступающим (почти) по величине, «Кувшинкам» Клода Моне. Эффект был бы таким же, как соседство «Мистерии 20 века» Ильи же Глазунова и (приходится скорбно морщить лоб и признавать, что нет современного ЖИВОПИСЦА, который мог бы с таким же успехом продемонстрировать торжество ЖИВОПИСИ, перед отвязным политическим китчем главы Российской академии живописи и ваяния, как это в свое время удалось сделать академику Моисеенко) инсталляции Ильи (опять) Кабакова.

Представьте опять же, нашего героя, ищущего понятного и развлекательного зрелища, ибо посещение музея или галереи для него стало в первую очередь актом «правильной социализации», а во вторую – возможностью хорошо провести свободное время, которому предлагают такой вот винегрет! Можно со всей определенностью предположить, что и то и другое будет воспринято им на УРА! В первом случае потому, что даны понятные и простые ответы на главные вопросы российской ментальности – «Что делать» и «Кто виноват», а во втором, наоборот, потому что эта самая «псевдо-элитарность» достигается абсурдным зрелищем – разглядыванием, например, коммунальной квартиры советского периода…

Возвратимся к истории.

На Западе наступала и теперь уже очевидно победила «Фельетонистическая эпоха» предсказанная прозорливым Германом Гессе. Художник, как мастер и «посвященный» был низвергнут с пьедестала и его место заняли последователи Дюшана, для которых главным стало «Заявить о себе любым способом» и, степень непрофессионализма которых, стал критерием их признания новыми мессиями современного искусства. Анекдот, поданный в тривиальной форме, пародирующей или театр (перформанс), или кинематограф (видео-арт), или скульптуру (инсталляция)… И дело даже не в том, что язык, на котором разговаривают современные художники все больше напоминает беспомощное мыканье Герасима. Все ж таки среди них есть весьма одаренные люди, подменившие дизайном (то есть формированием пространства и вещей) прямой разговор о вечном, ради чего собственно во время оно и взяли в руки кисти и стек первые художники. И сделавшие это с большим вкусом. Дело именно в том, что, идя навстречу пожеланиям поклонникам то ли «Камеди-клаба», то ли Задорного, современные художники все больше и больше тонут в мелкотемье, подчас высасывая из пальца ничтожный повод для создания произведений искусства, или, что не менее отталкивает, подчиняясь диктату кураторского «Кульпросвета»!

Сейчас в России пришла не менее амбициозная сила, чем прозападные (в хорошем смысле этого слова) тенденции – это все более усиливающийся диктат государственных структур. Поверьте мне, скоро начнутся помпезные выставки во славу «правильной» идеологии, которые не уступят в своем «величии» коммунистическим субботникам околовластной прослойки времен «развитого социализма».

И это прекрасно… Если, конечно, никто из противоборствующих сторон не захочет истребить своего заклятого врага в прямом смысле этого слова!

Но, что же остается «нормальному» посетителю художественных выставок? Человеку, который в искусстве ищет овеществленный портал в мир высокой духовности, когда душа его воспаряет к Небесам, а сердце трепещет от прикосновения к Прекрасному?

Думается, что на сегодняшний день, пока художники не переболели всеми болезнями искусства постиндустриального общества и не родили свою «Сикстинскую капеллу», этим мостиком к душе и духу является искусство ПОРТРЕТА!

Конечно, не парадного портрета в стиле синтеза передвижничества 19 и нуворишества 20-21, а того проникновения в психологию человека, которую мы видим в «живых глазах» художников всех времен от Гольбейна младшего, до Серого или Врубеля!

Такие художники есть, таких художников нельзя упускать из вида… Их выставки, как маячки душевного и художественного здоровья надо посещать в одиночестве. Так как образы, порождаемые этими мастерами по воздействию сродни ликам святых.

Я, например, уже в этот четверг 15 января посещу такую выставку и погружусь в атмосферу ЛЮБВИ к ЛЮДЯМ, которую создала мастер Кузьмина-Чугунова Татьяна Александровна.

 

pB9bnjX8LzE

 

Под знаком «Арта…»

Наконец-то! Как меня много лет не предупреждали проклятые аллопаты, однако вестники моей физиологической зрелости оказались нежданны… Сначала глаза потребовали «больше света!» - я прямо постоянно слышу этот классический лейтмотив горьковской драмы – «Солнца мне, солнца…»… Потом свои права на меня попытался предъявить простатит, в лице лица восточнокавказской национальности, прочно оккупировавшей самые сексуальные специальности в нашем повседневном здравоохранении – этому беспардонному наезду «товарища с Востока» я сумел дать адекватный ответ, влюбившись в прекрасную умную и желанную (в хорошем смысле этого слова) женщину! Регулярная Любовь обезвреживает своих потенциальных противников с куда большим эффектом, нежели регулярная армия. Ну, разве что это не «Армия любви»!

И вот третий звонок (хорошо, что не контрольный выстрел) – на меня, в полном соответствии с моим профессиональными предпочтениями, а я без ума от искусства (на языке крутых бриттов – Арт) налетел АРТроз… Увы! Этот враг оказался не только наиболее соответствующим моим искусствоведческим притязаниям, но и гораздо подготовленней к победе над моим растренированным телом…

Однако в таком развороте ему долго не быть – у меня с любыми проявлениями Арт(а) разговор короткий – или эти артефакты признаются мной, как знаковые (а это случается очень редко, из-за того, что после изучения истории мирового искусства мой пиетет перед изобразительством хиреет, аки хризантема без ухода), или я отвергаю их с ленинской принципиальностью.

Так что еще несколько дней и я сниму «розовые очки», объявив конец эпохе «Искусства Розы», чтобы за этим красивым словосочетанием ни стояло!

Опять слова классика – «из всех искусств…» - и не важно, что там дальше! Наличие не просто Арт(а), но целого их сонма – вот, что радует меня как и любого поклонника Культуры.

Конечно, я буду вести речь не о многоликости проявлений культурологического процесса – смешивать в одной «кастрюле» такие разные ингредиенты, как театр, кинематограф и современные версии Арт(а) это моветон, позволительный лишь девственному сознанию только-только начавшему разбираться в причинах той или иной бессмысленной человеческой деятельности. Меня интересуют явления приближенные к нынешним временам, которые изобличают причины появления самого парадокса (дзена) Арт(а).

Мое столкновение с АРТроз(ом) было не случайным – к этой встрече, к этому знакомству я шел, готовясь по всем меридианам своего бытия. Во-первых, я старел… Прямо с самого зачатия… Хотя биологически, конечно, этот процесс начался в районе 20 лет. Ну, будто мне наконец-то разрешили покупать курево и спиртное! Хотя «геронтить» было приятно, но все же «пожирание времени» было небезобидным занятием! Даже, если представить, что вся жизнь моя состояла только из удовольствий (типа кофе, секс и сигареты) – это все равно не уберегало мои органы от разрушения… Морщины, увядание, потеря былой силы – весь джентльменский набор стареющей «звезды» (ведь мы все себя так любим!)…

Во-вторых, увы и ах, кроме «кофе…» было много куда более противных вещей. Целый ворох нажитых комплексов, зависимостей и страхов!

Осознание своей смертности, принятие идеи конечности бытия вкупе с нежеланием быть «двуногим животным», обладающим вместо когтей и клыков более совершенным оружием – Разумом, заставило меня и мне подобным (как видите, мы тоже подвержены классификации – род, вид и т.д.) выдумать целый арсенал «человекоопределяющих» констант! Я говорю об этике, морали, нравственности и, конечно же, о феномене культуры! Кстати говоря, проверять свои поступки и даже намерения по лакмусовой бумажке под названием «Человечность» - в смысле нахождения их за чертой животного начала – очень трудно, но и почетно!

«Человек, это звучит гордо!» - мать ее ити…

Так вот - Культура! Игрушка для одних, способ самоидентификации для других, а для меня последствие (отрыжка или экскременты – как у пчел мед) деятельности особей, помешанных на абстрактных ценностях. Я подозреваю, а точнее абсолютно в этом уверен – творческие люди, то есть те, кто мыслит в категориях человеческих, отличных от животных инстинктов и рабского или мещанского самосознания, по отношению к большинству являются толи жрецами или «Прометеями», толи инородными вирусами или раковыми клетками… В любом случае именно им выпала роль «убийц» своей популяции… Ну и всего остального тоже! Ведь, именно благодаря им началась цивилизационная мутация под названием «Прогресс»! А Культура – всего лишь аббревиатура инструмента этой деятельности!  

Да ну ее – вирусологию! Хотя мнение о том, что мы – люди, подобны постоянно мутирующим вирусам, для которых сама наша Земля-матушка всего лишь пища, притягательно.

Понятно, что все сказанное мной до сей поры лишь прелюдия… или увертюра! Пришла пора главной темы!

А интересны мне способы реализации своих способностей художниками при написании или даже задумывании своих произведений! Одним словом – как из ниоткуда появляются грандиозные замыслы типа Сикстинской капеллы, или картины «Герника», как выстраиваются сложнейшие композиции, каким образом происходят «революции» в подходах к «языковым» решениям и, вдруг, как бы по велению щучьему появляются мощнейшие светотеневые «игры» у Караваджо, или «демонический» взгляд на действительность у Врубеля?

Общаясь с большим количеством художников, я смог вычленить у них несколько различных подходов к тому, как:

  1. Задумывать картину (откуда берется сама тема?);
  2. Находить композиционное решение;
  3. Придавать значимость посылу…;
  4. Открывать новую манеру или следовать традициям…

Вот так-то вот! То есть, как-то вот так!

Хотя Культура и является неким «карнавальным» украшением на здоровом теле человеческой популяции, совершенно не определяя истинную суть человеческого естества, однако именно благодаря ей, некий внешний беспристрастный наблюдатель может «узнать» высочайшее назначение людей, как вида – быть надмирным существом, равным в своем величии и предназначении Богам (своим, тутошним, конечно)!

И все это почему? А потому, что получи некая внеземная цивилизация вместо «бандероли» с материалами-результатами абстрактной мыслительной деятельности людей, посылочку с описанием предпочтений «бандерлогов» (тут речь, конечно не о Болотной площади, а о заброшенном индуистском храме) – быть нам увеселительным «Макдональдс-Дисней-лендом» для малышей любознательных пришельцев!

Ну, так вот – возвращаюсь к нашим баранам! Каким же образом, почему, и зачем, бегающему в поисках самки и еды, пра-человеку вдруг захотелось рисовать? Какие механизмы включились в нем?

Тут, очевидно, не обошлось без космических влияний! Я имею в виду замечательную доктрину Бога-Возможности и систему Эгрегоров, как способов соединить примитивных существ вокруг той или иной идеи… Для того, чтобы к этой системе подключиться и стать полноправной частью конструкции необходимо одно единственное условие – наличие у некой человеческой особи способностей (таланта) и, конечно, благоволение Судьбы! Ведь талант без подключения к нужному кластеру, может запросто превратить любого гения в несчастное жалкое существо…

Итак, отставим социальный миф, отвлечемся от устройства мозговой и душевной деятельности человека, тем более, что никакие науки до сих пор не дали однозначного ответа ни на один вопрос о причинах и способах функционирования этих двух основополагающих аппаратов человеческой личности. Согласимся лишь с тем, что некоторые люди имеют способности и тягу к рисованию и периодически становятся перед выбором – что и как рисовать?

Я сознательно ограничусь станковой живописью и графикой, так как мне интересен сам принцип творчества, а не технические особенности того или иного вида искусств.

Ну, так вот – минуя годы их обучения или раскрытия способностей, я рассадил перед мольбертами художников-станковистов и принялся изучать и классифицировать их подходы к созданию картин.

Начать пришлось с самого начала – зададимся вопросом, а каким образом в принципе в голове художника возникает та или иная идея картины? Я не говорю о чистом незамутненном желании водить кисточкой по холсту – здесь уж, как кому повезет! Кто-то любит зубочисткой в зубах ковыряться, кто-то предается непрестанно сексуальным фантазиям, большинству же живописцев рисование приносит физиологический кайф и психологическое удовлетворение. Что бы ни рисовалось в результате - голые тетки на последней страничке школьной тетрадки, бесконечные орнаменты на документах во время нудного заседания в союзе художников или, как более высокое деяние – растирание красок на картинах ренессансных художников – все едино! Радость от прикосновения кисти или карандаша к поверхности сама по себе уже самодостаточна!

Однако понятно, что речь здесь идет не об этой рефлекторной деятельности, а об истоках и формах художественных видений. И вот какая получается классификация:

  1. Рисование по принципу «степного татарина» - что вижу, то и рисую;
  2. Рисование фетишей – например, натюрморты на тему русской посконной деревенской чистоты;
  3. Визуализация литературных или философских текстов – грустный Онегин, нехотя убивает Ланского или с испугом вчитывается в текст письмеца Татьяны; Вариант №2 – спор Платона с отсутствующим Сократом;
  4. Идеология стеба – Иосиф Сталин очень «любит» маленькую девочку;
  5. Заказ – профессиональное исполнение на заданную тему с использованием технических приемов (пятновое, цветовое решение, ритм, выделение главного и т.д.);
  6. Осознанное мифотворчество – создание образа себя-Великого – повальное увлечение деятелей ContemporaryArt;
  7. Реализация желания передать красоту мира – дзен чистой воды;
  8. Воспроизведение насылаемых образов – удел сумасшедших и призванных.

Теперь главное – ради чего стоит читать эту статью! Расшифровка восьми поводов-методов рисования…

Как известно из учебников истории (антропологические исследования в те далекие времена не велись) древние люди занимались собирательством или охотой… Чтобы ориентироваться в окружающем угрожающем мире (во что я тоже не верю – какие еще угрозы? Разве так животные относятся к своему родному лесу? А мы тогда от них не отличались почти ничем!) им приходилось постоянно инвентаризировать свою ойкумену. Отсюда ли берет начало повествовательный зуд художника-кочевника? Он передвигается по жизни в полубессознательном состоянии, однако из его рук никогда не выпадает карандаш кисть – надо, надо запечатлеть все то, на что натыкаются зоркие глаза, а иначе можно потеряться…

После того, как все тропы звериные, скалы и чащобы оказались зафиксированными и были внесены в доисторический архив наподобие бесконечных сказаний подслеповатых, а то и вовсе слепых акынов, появилась следующая неотложная потребность – закрепить «обозванный» мир надежными скрепами-традициями… Так появились бесчисленные уложения – будь-то высеченные из камня, вылепленные из глины или нарисованные на папирусе. А в повседневности надо было забросить свои якоря – узнаваемые константы, возле которых было бы детскому сознанию прачеловека тепло и уютно. Эти константы воспевались в стихах, записывались в уложениях, они принимали форму законов. Люди со способностями к рисованию тоже внесли свою лепту – раз, и целая прорва пейзажей с одним и тем же мотивом – березки, озера, ковыль и пасущиеся рогатые парнокопытные; два, и бесконечный ряд плывущих среди кувшинок лебедей; три, и боровики с лисичками, лапти из лыка, рябина, черника и иная ягода (русская традиция)… Такой подход к рисованию присущ большинству потребителей искусства – упрочить свое место в Природе – насущная необходимость для существа, чувствующего свою слабость во враждебном окружении.

Художник работает с образами! Когда они прямолинейны и наглядны, получается плакат, когда же в них поселяется литературный контекст, то искусство растворяется, оставляя место банальности и скуке. И речь здесь идет не об иллюстрации – беда обнаруживается, когда вместо образного решения художник творит «рассказ»! То есть в прямом смысле этого слова – мы видим на холсте отсутствие тайны, этого наиважнейшего параметра настоящего искусства. А вместо тайны обнаруживаем сухой отчет наподобие милицейского рапорта. Вместо обольщения - констатацию – да, они встретились, да, поговорили и, да, даже потрахались… Но, епрст..., где здесь Любовь? А обыватель доволен – «Гы.., гляди, Манька-то как вылитая!..»

Как известно, «Лев Николаевич Толстой гладил детей по головкам, пока завтракать не позовут» - вот собственно и весь контекст большинства шедевров современного искусства, когда умы(?) художников поразила идеология разрушения – «Чем хуже, тем лучше!». Да здравствует торжество фельетона!

Друзья, я искренне радуюсь профессионализму творца, когда ему приходится писать картину на заказ! Вот уж где во всей полноте видно настоящее умение, владение техникой, чувствуется не напрасность образования. Честно говоря, только на заказных работах и обнаруживается истинное умение мастера. В своих творческих или «творческих» потугах художник всегда может прикрыть свой «срам» (дилетантизм) сакраментальной фразой – «я так вижу» или «это мой авторский почерк и метод». А вот, когда заказчик требует от художника точного соответствия определенному стилю, технике, соблюдения канонов, обнаруживается истинное мастерство. Но даже, если отвлечься от гурманских изысков художественной кухни, то и в «авторских» работах мы можем обнаружить самые простые признаки ремесленного умения, без которого не приходиться и говорить-то о некоем профессионализме. Я имею в виду азбуку живописи – соотношения цветовых пятен, взаимоотношения холодных и теплых тонов, игру тональных решений, умение указать ненавязчиво на ключевой элемент работы! Прошу помнить, что я говорю о мастерстве на примере станковой живописи! Естественно, что у других видов искусства свои законы. И ведь в прошлые времена заказные работы никак не мешали художникам творить шедевры! Никто не жаловался на диктат заказа, никто не говорил о притеснении авторского видения. Что же изменилось? Очевидно, речь надо вести только о попирании Дюшановским принципом – раньше искусством нельзя было назвать любое проявление человеческой гордыни, а теперь можно! Надо лишь набраться смелости и громко крикнуть – я художник!

И тут мы подобрались к основному правила современного искусства – selfmadeartist!

Времена, когда встречали по одежке, а провожали по уму, канули в Лету! Теперь художнику надо успевать удивлять публику своим новым нарядом, и только! Проявление ума стало признаком моветона! Заставлять публику думать, да еще и переживать превратилось в проявление насилия над поклонником «писающего мальчика»! Идеология хипстеров таких вещей не приемлет! Сделай мне приятно! Просто делай это! И что в результате? Теперь мы плачем и думаем в лучшем случае, перечитывая Коэльо, переживаем катарсис, разглядывая картины, сделанные из коровьих экскрементов, впадаем в транс от музыки поп-культуры… А при прикосновении к любому проявлению классики нас (представителей постиндустриального общества) охватывает скука и беспокойство!

Слава Будде! Кришне слава! Всегда испытываю жгучую «белую» зависть при столкновении с любыми проявлениями этих восточных религий и культур! И все потому, что, как сами учения, так и формы их искусства проявляются в удивительно гармоничных, мирных образах! Безмятежность, покой, принятие мира, ненасилие… Как это отличается от европейской традиции! Желание поделиться красотой мира, в котором нет места человеческим страстям, основанным на эгоизме – вот истина, восходящая к временам полного симбиоза прачеловека и Природы! Это объясняет тягу «простых» людей к пейзажам родной стороны. Но как же трудно художнику – наследнику эпох Возрождения и Просвещения отвлечься от конфликтной составляющей европейской культуры и раствориться в естественной красоте Natur! Даже в пейзажах, подсознательно, европеец ищет некоего противоборства – солнца и ветра, леса и степи.. Но все же, нам надо быть благодарными тем живописцам, которые дарят нам чистую радость соприкосновения с Прекрасным, отказываясь от надуманных измов!

Я подошел, наконец-то, к последнему пункту моей классификации – «много призванных, но мало ИЗБРАННЫХ»! Для меня чистота эксперимента так же важна, как и для эмпирического физика. А повторяемость явлений говорит, как в науке, о некоей закономерности. Говоря термином Саши Соколова – «Насылающий» - это важнейший элемент мироздания и подключенность к его информации, признак того, что художник избран в качестве господина «ИСПОЛНИТЕЛЯ»! Елки-палки, уверен, что об этом мечтают все! Именно эта посвященность или не посвященность и является главной трагедией Авторов-демиургов! Фауст, Леверкюн, Иаков, борющийся с ангелом, любой «собеседник» Богов или космических энергий, находится в постоянном страхе – чист ли источник знания? Не обман ли все это, не иллюзия ли? И только мы – сторонние наблюдатели, зрители-слушатели, можем в какой-то мере компенсировать этот страх – своей чуткостью, вниманием и приятием той информации, которой Вселенная делится с нами через своих агентов-посредников!

Вот и все!

Спасибо АРТрозу за то, что лишний раз напомнил мне о том, что искусство заслуживает ВЫСОКОГО СЛУЖЕНИЯ!

 

pB9bnjX8LzE

 

Рассматривая Клее…

Недавно одна моя … пусть будет приятельница… посетила выставку Пауля Клее. Шла она туда ради похвального желания повысить свой культурный багаж. Я даже допускаю, что она прочитала все аннотации, предлагаемые музейными работниками любознательным мечтателям о повторении века просвещения в отдельной взятой стране… И это прекрасно! Этим самым мы, фанаты культуры, выбиваем почву из-под ног различных скептиков, которые постоянно сетуют на то, что россияне не просто не понимают современной западной культуры, но и попросту ее не знают!

Заметьте, наши Олимпийцы – богема и представители высшего света (здесь не понятно стороннему наблюдателю куда их отнести к «Ночному» или «Дневному» дозору?) с большей охотой светятся на музыкально-театральных тусовках. И это тоже понятно – говорить с умным видом о прекрасной оперной диве Чечилии Бартолли с ее потрясающим голосом, красотой и умением себя подать гораздо легче, чем о том, как прекрасны, умны и понятны полотна Пауля.

И ведь, что приятно – никто и не спросит, а что Вы увидели этакого завораживающего в детских на вид «раскрасках» великого швейцарца. Потому как это – МОВЕТОН! Уж если при Вас кто-то проявил потрясающую эрудицию и упомянул знаковое имя европейского искусства 20 века, то Вам и сам Бог велел покивать согласно головой и поцокать уважительно – собеседник не прост, ох, не прост!

А я вот поступил неприлично и задал дурацкий вопрос – «Что тебе, имярек, в искусстве Клее понравилось более всего?» И услышал ожидаемый ответ – положительное воздействие на ум и душу ярких красок, незамысловатых форм и комфортность потребления! Всего того, чем балуют нас дети…

И тут же вспомнил спор с одним из будущих корифеев отечественного дизайна, как мой визави тогда себя полагал, произошедший в начале 80-х годов прошлого века и касающийся «войны» между дизайном и станковым искусством. Он таки оказался абсолютно прав, увы и ах! Тогда в СССР еще можно было об этом спорить – у нас не было общества потребления, этого локомотива по сведению «духовности» к прокрустову ложу массового искусства.

Теперь же при помощи «ИКЕИ» наш «любитель» прекрасного может удовлетворенно украсить стены своего жилища постерами, отвечающими своим цветовым решением самому взыскательному и требовательному «дизайнерскому» вкусу…

И тут же мне захотелось упомянуть современника Пауля Пабло! И все потому, что этот самый непредсказуемый художник 20 века за свой почти вековой трудовой стаж сумел пройти (с одинаковым коммерческим и экспертным успехом) от высот Великого экспериментательства начала 20 века, через гражданский пафос «Герники», показавший равность его таким корифеям, как Микеланджело, к прямой насмешке над оцепеневшим перед величием автора, зрителю, вынужденному с серьезным видом глотать «артплацебо» в виде бесконечных «голубей мира»…

Вот уж где победа «дизайнерского» подхода к искусству показана самым решительным образом!

А что же делать нам, людям, желающим все время испытывать духовное напряжение при посещении очагов культуры?

Ищите, ищите и еще раз ищите… И тогда Вам откроются совершенно другие имена, другое искусство, заставляющее трепетать и сопереживать…

Кстати, в 90-х годах я предлагал немецким галеристам картины последователей Клее, на что получил логичный ответ – «Зачем нам нужен Ваш Клее, если у нас есть свой?» Сегодня хочется ответить тем же слоганом, поменяв в нем пару слов – «Зачем нам нужен Ваш Клее, если у нас теперь есть Крым и «Новые передвижники»»?

Ждите новых выставок Татьяны Стрельбицкой, Татьяны Кузьминой-Чугуновой (запоздалый привет Татьяниному дню!), с их честностью и яростью, болью и состраданием в картинах, ищите картины Плоткина Дмитрия с его стремлением к «глобализму» тем, ищите современных Эль Греко или Петровых-Водкиных, а пока…